Иван Шмелев Солнце мертвых libru


картинка ячменю

2017-10-21 13:53 Иван Шмелев Солнце мертвых Изд во Согласие Использовали, но не сильно Солома использовалась на корм скота и для других целей




Беседуют два очень старых бейсболиста. Один другому говорит: ``Я, наверное, скоро умру и попаду на тот свет. Интересно, там играют в бейсбол?`` Второй говорит: ``Постарайся разведать и сообщить мне.`` Через неделю умирает первый бейзболист. Еще через неделю он приходит к своему другу во сне и говорит: ``У меня есть для тебя две хорошие новости. Первая новость: оказывается, они там тоже играют в бейсбол и обещали тебя включить в их сборную. А вторая - послезавтра твой первый матч.``


Сначала Вовочка ходил на новогоднюю елку ради Деда Мороза. Повзрослев, - ради Снегурочки.






С утра морозец и пора на променад, пройтись по штрассе, где авто гоняют быстро. И где плакаты радостные в ряд о выборах грядущих бургомистра. Вон дома староста, о чем-то веселясь, лопочет с полицейским, глазом зыркнув. Не позабыв с собой взять аусвайс, иду на почту получать посылку. Двуглавою кокардою блестя, фельфебель у ларька свой гладит вальтер. Порядок юбер аллес. В новостях вещал об этом главный гауляйтер. У баков мусорных копаются опять отверженные. Их не стало меньше. А впрочем как теперь их называть по моде нынешней? Наверно, унтерменшен.


История произошла 89-м году, и было мне тогда, соответственно, 15 лет. В то время ваш покорный слуга проживал в Первомайском районе Москвы, на славной Щербаковской улице. А в пяти минутах ходьбы, в аккурат за небольшим сквериком, располагалась улица Ухтомская. Не знаю с чего вдруг, видно с древних времен повелось, но молодежь на наших улицах враждовала страшно. Буквально, заходишь на Ухтомку, практически сразу к тебе подваливают местные, и дружелюбно так осведомляются: мол, не желаете ли, товарищщ, алюлей? Ну и наоборот, каждый юный житель Щербы, завидев ухтомского, считал своей святой обязанностью и почетным долгом дать ему в репу. И вот гуляю я как-то со своей собачкой, системы боксер, в этом самом пограничном скверике. А надо сказать, что псинка моя, хоть и выглядела довольно грозно, нрава была кроткого, и чрезвычайно игривого. И вот отбежала она по своим собачим делам от меня метров на 60-70, землю носом роет, фыркает, развлекается как может. И тут на мое плечо ложится чья-то рука. Разворачиваюсь. Стоят, голубчики. Двое. Крепкие такие, на пол-головы повыше, да и в плечах явно пошире. "Привет," - говорят так печально-печально, - "ты сымай очечки-то, родной, а то побьются ненароком, ты сейчас часто падать будешь..." Падать, тем более часто, как-то неохота. Голосом, полным надежды, ору свое псине: "ФА-А-А-А-С!!!" Лучший друг человека такой команды отродясь не слыхал, но все же (о, счастье!!!) галопом несется к нашей компании - глаза сверкают, брыли мотаются из стороны в сторону, зубы клацают, слюнишша каплет... Ребятки сразу как-то с лица сбледнули, руки от меня убрали, даже бежать не пытаются, стоят и чегой-то подрагивают. Зверь подбегает к ним... и давай ластиться, чесаться об ноги, радостно прыгать вокруг и весело лаять! ТАК быстро я в своей жизни больше никогда не бегал. Собака мчалась рядом, весело прихватывая меня за штанины и явно пытаясь завернуть к новым знакомым. ЛЮДИ! ПОКУПАЙТЕ РОТВЕЛЛЕРОВ!!!