Фото бандонеона

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Студия аргентинского танго Tango Brujo Томск Главная


бандонеона фото

2017-09-20 07:29 Студия аргентинского танго Tango Brujo запись на уроки танцев в Томске




Все люди двуличны. Первая личность добрая, искренняя, отзывчивая. Вторая появляется, когда злоупотребляют первой.


Надпись над зеркалом в мужском туалете: «Неудивительно, что домой ты каждый раз возвращаешься один».






Я иду, шатаюсь, Ибо дует ветер, Я учу, стараюсь, А зачет не светит.


Еще одна история из жизни ВГИКА, приключившаяся в начале 80-х. Работала там в администрации на какой-то должности такая вредная партийная баба по фамилии Саперова (говорят, она послужила Э.Успенскому прототипом старухи Шапокляк). И выпало ей в одно из воскресений обеспечивать явку студентов на выборы в Советы народных депутатов (за оную явку с институтских парткомов тогда строго спрашивали, тем более в "идеологическом вузе"). Ну вот, ходит она с утра пораньше по общаге, стучится громко во все двери и призывает всех идти голосовать. И не уходит, пока ей не откроют и не скажут что-нибудь типа: "Да, да, идем." И вот добралась она таким манером до комнаты, где жил Сеня - здоровенный парень, отличавшийся решительностью и полным отсутствием чувства стыда. Стучится Саперова к нему в дверь - никакой реакции. Еще стучится - то же самое. Но в комнате явно кто-то есть, ибо оттуда явственно доносятся звуки - дело в том, что как раз в этот момент Сеня занимался сексом. Саперова не успокаивается, колотит в дверь, кричит: "Открывайте, я слышу, что вы дома!" Из-за двери слышится ругательство, затем дверь распахивается, и перед Саперовой предстает Сеня - в чем мать родила, с могучим членом в состоянии максимальной эрекции, и спрашивает раздраженно: "Ну, чего надо?!" Опешившая Саперова машинально лепечет: "Сеня... Надо сходить проголосовать..." Сеня: "Сейчас, кончу - и проголосую!" И захлопывает дверь. Свидетели этой истории говорят, что Саперова несколько минут стояла перед дверью с открытым ртом, затем повернулась и тихо ушла из общаги. К ее чести надо добавить, что никаких последствий для Сени эта история не имела.